Немного о психологической подготовке к рукопашному бою
Март 15th, 2009
Как победить страх и боль, как эффективно действовать в бою?

Правила современного реального уличного боя жесткие: если ты не настроен уничтожить своего врага – ты труп! Может, на соревнованиях спортивная злость помогает победить противника, но в реальной уличной драке желание «просто ударить» разобьется о желание противника «убить!».

Значит, психологический настрой, подготовка бойца влияет на ход и результат схватки, это называется психофизика.
Важно не только знать, как правильно бить в драке, но и – как перестать бояться драться, как настроиться на победу!

Все понимают, что для военного и гражданского человека приоритеты в психофизической подготовке будут разные. Само слово «воин» готовит военнослужащего к войне, предполагая столкновение бойца со страхом смерти и отрицательными эмоциями, эти люди проходят специальный курс психологической подготовки бойцов. Тот, кто дрался всерьез, не на жизнь, а на смерть, помнит холодный пот, дичайшее напряжение и пустоту в голове с немым вопросом: «Жив, смог, буду…?». Разные вещи помогают выжить – пусть вера в Бога, семью, в дружбу товарищей и т.д., но именно это суть, именно вера – секрет победы в уличном ли бою, на передовой ли, неважно. Вера в победу, в свои силы, какими бы они ни были, влияет на конечный результат: жизнь или смерть!

Выживает не тот, кто просто правильно действует, а тот, кто действует с желанием выжить!

На современном этапе, когда медицина и наука шагнули далеко вперед, уже стало возможным создавать идеальные биомеханизмы, воинов-роботов, не чувствующих эмоций, страха, боли, сильных, быстрых, эффективных. Многие государства тратят огромные суммы на создание таких людей «Х». Конечно, удобно поставить программу в мозг бойцу, дать таблетку, сделать укол, но за все надо платить, поэтому мы еще долго будем применять древние дедовские способы физической и психологической подготовки настоящих бойцов, хранить и изучать секреты боевых искусств, накапливающиеся столетиями.

Бой и эмоции

С эмоциями человек столкнулся тогда, когда первый раз ударил своего собрата многие лета назад, и уже тогда пришло открытие, что точнее и сильнее бросает копье тот, кто узнал, как перестать бояться, кто обратил свой страх ярость на врага. Этот опыт универсален и эффективен! Давно уже изменились условия жизни, технический прогресс, цивилизация сделала скачок вперед, но «конструкция человека» не изменилась и слово «смерть», так же, как и тысячу лет назад означает «гибель, небытие» и пугает своей близостью современных бойцов точно так же, как и их далеких предков. Ощущения людей не изменились, значит, существуют алгоритмы прошлой психофизической подготовки, которые можно и нужно применять в нашем современном мире, в условиях рукопашного боя.

…Немного об истории проблемы. Различают три кардинальных подхода к тренировке духа: дальневосточный, северный (нордический) и современный.

Подход Востока

Стал широко известен с распространением т.н. школ боевых искусств (в этом словосочетании акцент делался на слове «искусств», «боевое» присутствует зачастую чисто номинально): карате, айкидо, у-шу и т.д. Суть подхода Востока в том, что боец пытается максимально подавить свою эмоциональную реакцию на силовой конфликт, доведя свою психику до так называемого состояния «абсолютного нуля» или «пустоты». Плюс этой формы боевого психотренинга – возможность принимать решения «незамутненным вихрями страстей и эмоций» взглядом. Существенный минус – очень сложно оставаться абсолютно спокойным и невозмутимым в горячке боя, как сохранить самообладание в ситуации, когда рядом с тобой гибнут люди, твои боевые товарищи, когда ты вынужден сам применять против людей силовое подавление, вплоть до уничтожения. Втройне сложно научиться этому за два-три месяца подготовки. Требуется многолетняя практика с рядом продолжительных ежедневных упражнений. Данные упражнения заимствованы из культурной монастырской традиции, где процесс обучения послушника боевым искусствам был рассчитан на долгие годы.

Подход Руси и Севера

«Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу?» (Ответ славянского вождя Даврита аварскому кагану).

«Воины Одина шли в бой без кольчуг и щитов, и они были сильны как быки и медведи, и они были свирепы как волки и вепри. Мужей они убивали как слепых щенков, и ни сталь, ни огонь не могли с ними поделать ничего. Вот ЭТО и называют ЯРОСТЬЮ БЕРСЕРКОВ». (Сага об Инглингах).

На Севере, в отличие от Востока, не подавляли естественную реакцию человека на конфликт, а старались ее максимально использовать. Это давало одиночке силы целого отряда. Неистовые берсерки викингов были прототипом современных бойцов спецназа: шли в рукопашный бой первыми, выполняли диверсионные операции, служили телохранителями у конунгов (князей). За счет определенных психофизиологических манипуляций воин входил в измененное состояние сознания. Которое давало человеку необычные возможности: воин не чувствовал боли (у врагов вызывала суеверный ужас способность берсерков биться с торчащими из груди или спины стрелами), обострялась чувствительность и скорость реакции (воин в одиночку мог рубиться против толпы врагов), неимоверно возрастали физические силы (скандинавские саги изобилуют подробностями, как потерявший оружие берсерк разрывал врагов руками или бился, используя как оружие громоздкий неудобный предмет, например лавку). Один вид рычащего берсерка, с налитыми кровью глазами и перекошенным лицом обращал в бегство. Эти воины никогда не использовали щиты или кольчуги, они им попросту мешали. Рубились они двумя руками сразу, причем движение выступало сразу и как защита, и как атака. В бой они шли с обнаженным торсом или в звериных шкурах (как и зачем это делалось – отдельный разговор). Берсерки поклонялись Отцу Богов – Одину, Богу мудрости и скрытых способностей человека. Почему-то широко распространено мнение, что перед боем они одуряли себя напитком из мухоморов. Это не так. По нашему определению «воин» – это тот, кто все время, в любом состоянии готов к смертельной битве. Прием же специальных средств, растительного или фармакологического происхождения требует времени на приготовление, времени на запуск механизма действия средства, и, как правило, окончание действия средства сопряжено с периодом «отходняка», когда боец находится, мягко говоря, не в лучшей форме.

На Руси тоже были единоборства и традиции русского рукопашного боя. Были и свои элитные воины, их называли бескольчужники, бояре (яростные воины, элита княжеской дружины), рыкари или обоерукие. Мы их знаем по сказкам как богатырей.

Воин, желающий обрести духа-покровителя (чаще всего это был волк или медведь), должен был сразиться с ними в одиночку и обнаженным. Поэтому враги так боялись рыкаря или берсерка – не каждый человек способен пойти в одиночку на волка или медведя, а прошедший через это испытание сам становился более опасным, чем поверженный им зверь. Нужно было испить горячей крови убитого зверя и снять с него шкуру, которая потом носилась как одежда-оберег (слово «берсерк» переводится буквально как «медвежья рубаха», «рыкарь» – рычащий как зверь, отсюда и происходит слово «рыцарь», по одной из версий). Боевым криком яростных воинов был звук «Ярь!» или «Ра!», превратившиеся позднее, в связи с обрубанием языческих корней, в наше современное «Ура!».

Древние летописи сохранили для нас рассказы о князьях, ходивших в юности в одиночку на медведя и кабана, это остатки древних воинских инициаций.

«…Мы обезумев от гнева дрались, веря в бессмертие душ,
Станет погибший не горстью земли, а стражем в небесном саду…
Наши предки не боялись смерти, они верили, что погибший в бою попадет в лучший мир, Ирий-сад, к предкам – Богам!
О, вижу я отца своего, вижу мать и сестер с братьями. Они призывают меня, зовут мое место занять рядом с ними в Ирии, где вечно живут герои.
Арабский купец Ибн Фадлан о русах в минуту смерти.
А когда умрешь ты, встретят тебя дед твой и бабка. О, как радостно им будет: «Доселе слезы мы лили о душе твоей, а теперь она вечно с нами пребудет в Ирие».
(Влесова книга).

В начале 1990-х гг. полковник американского сводного взвода на совместных учениях с нашими спецназовцами, подсев к костру, на хорошем русском языке сказал фразу, которая вскоре стала крылатой: «… я не хотел бы воевать с вами, в ваших лесах и полях, пусть даже у вас будут дубинки, а у нас самолеты и танки…».

Этот заслуженный офицер США знал, о чем говорил. Его бойцы, прошедшие отбор, лучшие из лучших, мало удивили на этих учениях русских, а вот русские заставили крепко призадуматься «вероятного» противника! И тогда, когда опередили на марше на 1(!) час американских десантников, и когда на физической кондиции вышли подтягиваться в армейских бронежилетах, и когда, посмотрев «показуху» по рукопашному бою, американцы отказались от схваток со словами: «вы друг друга так лупите, а нас вообще убьете!». И дело не в том, что 18-19-летние парни России удивили холеных 25-летних солдат США, а в том, что наши ребята проходят школу выживания ежедневно, как в занятиях по рукопашному бою и боевой подготовке, так и в бытовой рутине. Принцип наших подготовок некоторых подразделений остался прежним: личная подготовка в естественной среде выживания, т.е. естественный отбор! Когда нет средств, материальных и информационных, главную роль берет на себя индивидуальное отношение к жизни, которое заставляет мобилизоваться человека, собрать свои силы, чтобы преодолеть трудности.

Психика в бою

На психику бойца действует ряд факторов: боль, страх, эмоции. Нейтрализация неуверенности, когда нет идеологической опоры и цели, хотя бы частичная, увеличивает результативность действий человека в несколько раз. Важен не только момент боя как таковой, а еще предбоевое и постбоевое состояния!

Эмоциональные реакции можно разделить по этапам боя: вход в схватку, схватка, постбоевое состояние. На каждом этапе свои сложности и если одному человеку достаточно легко сделать шаг вперед и окунуться в пучину боя, то другому этот переход дается очень и очень трудно.

Трудность на этапе входа проявляется в виде так называемого «внутреннего монолога». Поведение в экстремальной ситуации полностью зависит от «внутреннего монолога». Так, по оценкам психологов, 80% солдат, участвовавших в боях Великой Отечественной войны, не видели куда стреляют, не понимали цели боя, впадали в ступор. Это касается бойцов любой армии любой страны. «Внутренний монолог» в момент боя означает, что бойцы не контролировали свои мысли, и эти мысли начинали «атаковать» своего «хозяина», что приводило к перегрузке мозга, сильному эмоциональному и психологическому возбуждению. Наши мысли претворяются в реальность: если на марше пришла мысль «не могу…» — значит, не дойдешь, пусть через пару километров, но силы покинут тело, т.к. физические силы не держатся без психологического каркаса!

Волевой порог

Для того, чтобы познать свой волевой порог и познакомиться со своим «Я», существует очень простое упражнение: вы начинаете отжиматься от пола, не ставя перед собой ни временные, ни количественные рамки. В процессе упражнения обратите внимание на мысли, которые начнут вас посещать, запомните самые яркие и на каком повторении они пришли. После этого вы составляете схему «нежелания», по которой сможете проверять себя и свой волевой порог. Так у вас может быть: 15 раз – «зачем я это делаю», 25 – «не хочу», 35 – «не буду», 45 – « не могу», 60 – «все, умираю» и т.д. Отслеживая эти изменения мыслей, вы увеличите свои возможности, и в первую очередь, психологические.

Контроль боли

Война и рукопашный бой сопровождаются болью физической и душевной. Физическая боль вызывается ранениями, травмами, ударами, ушибами. Душевная боль возникает из-за утраты близких людей, сопереживания чужой боли и страдания. Сейчас мы будем разбирать работу с физической (телесной) болью.

Телесная боль делится на два вида: быстрая и медленная.

Быстрая (эпикритическая) боль возникает сразу же после воздействия травмирующего агента, вызывается пулевым или осколочным ранением, раскаленным предметом, ударом или уколом. Спустя 1-2 секунды, если немедленно не предпринять определенные действия, боль становится более интенсивной, разлитой и длительной.
Медленная (протопатическая) боль возникает через несколько секунд после воздействия и вызывается захватом, зажимом, ударом тупым предметом или падением на землю. Важно знать особенности контроля физической боли, некоторые из них используются для подготовки к побоям и пыткам, остальные абсолютно необходимы и для реального уличного рукопашного боя.
Интенсивность болевых ощущений очень сильно зависит от силы воли бойца, его эмоционального состояния и настроя. Можно сделать самому себе операцию без анестезии. Один из авторов этой статьи у дантиста удалял нерв из зуба с минимальными переживаниями и без всякого обезболивания. Как проводится волевая и эмоциональная накрутка? Ощути ярость и ненависть к источнику боли, чем сильнее боль, тем сильнее ярость и ненависть, доведи их до максимума, продержи на максимальном уровне некоторое время, а потом сделай их еще сильнее. Можно наоборот, абстрагироваться от своей боли и того, что (кто) ее причиняет. Для этого взгляни на себя со стороны, как на нечто постороннее: вот дергается чье-то тело, интересно, ему очень больно, долго оно продержится?

Центры боли и удовольствия в головном мозге находятся по соседству. За счет определенных вещей можно гасить болевые импульсы посылами из центра удовольствия. Это помогает держать сознание ясным, а тело – работоспособным. Проще всего в момент получения болевых раздражений вспоминать сексуальные переживания, накладывая их на боль. Чем сильнее боль, тем интенсивнее и приятнее воспоминания «об этом». Мазохизм – это болезнь, но дозированный мазохизм необходим для бойца.

Боль вызывает определенную телесную реакцию – лицо изменяется («от боли лицо перекосило»), сам человек зажимается и напрягается, дыхание или замирает («аж в зобу дыханье сперло»), или становится учащенным и поверхностным. Убирая эту реакцию, можно понизить уровень боли. Расслабь лицо, шею, плечи, дыши легко и глубоко, улыбайся.

Навязывая контролируемое сосредоточение на каком-либо образе, эмоции или дыхательном ритме, можно контролировать боль. Один из приемов: задержи дыхание на глубоком вдохе и внутренним голосом скажи – мое тело-гранит, огромная холодная скала, ощути себя бесчувственным камнем, глыбой, увидь каменную громаду со стороны. Максимально задерживая дыхание после каждого растянутого вдоха и выдоха легко сохранять концентрацию на образе любого предмета, неспособного ощущать боль. Кто владеет «неспортивными» методиками проведения допроса, знает: истинным показателем очень сильной боли являются не крики, и не гримасы, а расширение зрачков, эту реакцию сложно подделать. Опять же, убирая ее, мы уменьшаем боль. Зрачки у человека сильно сужаются при взгляде на источник света. Для этого нужно глядеть на солнце, огонь, лампу или ощущать себя пламенем, чувствовать, как оно струится по венам и жилам, ревет, бушует и выжигает боль.



Что мешает самозащите?

Эмоции отличают людей от животных, во многом благодаря им мы являемся прогрессирующим и самым развитым видом на Земле. Но самозащите в экстремальной ситуации они очень мешают, «атакуют» очень активно, одна из самых сильных эмоциональных реакций – страх! Страх формируется у человека еще при рождении. Эта реакция сводится к трем основным функциям поведения: БЕГИ, БЕЙ, БОЙСЯ!

Неверные установки. «Бойся» и «беги» – формируются изначально, т.к. самосохранение вкладывается в младенческом возрасте. А вот с «бей», возникают огромные проблемы! Родители, школа, общество, никогда не будут вкладывать агрессию в будущего взрослого человека, а реакция «бей» – это агрессия.Более того, психология общества отражена в идеологии бегства: нас повсеместно учат не вступать в словесную перепалку, «подставлять другую щеку», не обращать внимания на дураков и т.д. Как же тут не бояться, если не знаешь, как поступать в экстренной ситуации?! Так в спортивных поединках приходится видеть, что большинство спортсменов действуют однообразно. У них возникает «туннельное зрение» и все поведение сводится к узкому набору технических элементов. Их выбор ограничивает страх перед противником, заставляющий забывать все приемы и технические схемы, изучавшиеся в процессе комфортных и безопасных тренировок. А что будет, если соперник выйдет с желанием не победить, а убить, и это будет не в сухом привычном зале, ринге, а на улице, в грязи и снегу?

Неуверенность. Пример из жизни (довольно известный). Мастер спорта по самбо подвергся нападению малолетних акселератов, в процессе драки один из «малышей» применил нож! Результат трагичный, инвалидность. И память, зафиксировавшая траекторию движения клинка, страх, неуверенность в собственных силах, в умениях и навыках, а самое главное – осознание собственной беспомощности в боевой обстановке несмотря на звания, титулы и псевдоумения…Бойцы, получившие краповый берет, «сделаны» из другого теста, чем многие и многие спортсмены, хотя также испытывают и страх, и боль. В рукопашных боях, в которых бьются кандидаты на краповый берет с уже действующими краповиками, пощады нет!
Страх. Страх испытывают и спортсмены, и бойцы, но вторые проводят тренировки и подготовку ВСЕРЬЕЗ: по максимуму реалий и опасности. В такой среде реакция «бей» будет доминировать однозначно! Обучение на курсах выживания в экстремальной ситуации помогает приобрести тот самый навык «бей».
Барьеры и комплексы. Еще одной распространенной проблемой входа в рукопашный бой считается страх ошибиться, сделать что-то неправильно, не сильно. Но именно на ошибках учатся. Это касается и уроков боевых искусств и самообороны. Бойцу требуется понять, что ошибаться нужно, и лучше, если это будет на тренировке, а не в условиях уличной драки. Преодолению страхов посвящено много психотренингов. Один из таких психотренингов – создание «карты страха». Вспоминая, замечая ощущения, которые преобладали во время экстремальной ситуации в том или ином участке тела, наряду с физическими барьерами (спертость дыхания, дрожь и т.д.) нужно усиливать эти эмоции до дрожи, спазмов, пока тело не устанет бояться, и пока ощущения не притупятся.

Еще одна помеха. Эффективной самозащите мешают внутренние барьеры и комплексы. Многие люди так или иначе не удовлетворены собой, и даже в бойцовской среде встречаются индивидуумы, сетующие на свой рост, вес, морально-психологический особенности и т.д. Это очень большая помеха. «Примите себя», т.е. переберите все свои минусы и неудачи, посмотрите на себя с ними! Ведь если бы у вас не было недостатков, то зачем вообще совершенствоваться и жить!

Боевой транс

Конечно, можно съесть таблетку, выпить что-нибудь горячительного, но это только оттянет нервный выплеск, поэтому лишь осознанные волевые действия могут помочь там, где замешана психика! Эти действия сводятся к одному: методу замены негативных эмоций на положительные; методу идеализации, вхождению в образ бойца; методу не присутствия, «отстранения».
Приведем только лишь один пример, в котором просматривается метод «отстранения» или боевого транса. Так пулеметчик мотострелкового взвода на вопрос своего командира о ходе боя ответил: «…Помню, видел фигуры, наводил, стрелял, опять наводил и стрелял и т.д.» Отстраняясь от ситуации, человек фиксирует свое сознание на механических действиях, забывает про эмоции, что значительно помогает в реальных боевых условиях!

Подведем итог

Психофизическая подготовка и психотренинги нужны, необходимы, без них вступать в схватку – все равно что бросать жребий, играть в рулетку, ставя на кон собственную жизнь. Можно себя жалеть, можно обманывать себя «мягкими» тренировками, но, выйдя на улицу, вы подвергаете опасности себя и своих близких. В наше время мужчина обязан быть воином, пусть суровым, пусть жестким, беспощадным к врагам, но только так он сможет выжить и обеспечить безопасность своей семье. Рукопашный бой – как жизнь, многогранен и сложен, не всегда победа становится желанной, но всегда ВЫЖИВАНИЕ будет целью любой схватки, где смерть стоит рядом. Готовя тело, не забывайте, что «красивые ножны без острого меча – всего лишь ножны», прислушайтесь к советам древних мастеров единоборств – тренируйте дух, чаще заглядывайте в себя. Спокойствие и счастье – только рядом с уверенностью и силой духа! Будьте живы и счастливы. ВЫЖИВАЕТ ПОДГОТОВЛЕННЫЙ!

Алексей Маматов, Константин Воюшин. На основе статьи для журнала "Братишка"